ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ

Человечество знало три унижения.

Первое унижение: Николай Коперник открыл, что Земля не находится в центре Вселенной, а вращается вокруг солнца, которое, возможно, находится на периферии еще большей системы.

Второе унижение: Чарльз Дарвин объявил, что человек не есть существо, стоящее над другими, но такое же животное, как и все остальные.

Третье унижение: Зигмунд Фрейд заявил, что человек думает, создавая произведения искусства, завоевывая новые территории, делая научные изобретения, разрабатывая философские или политические системы, что им движут высшие, превосходящие его стремления, в то время как на самом деле им движет лишь желание понравиться сексуальному партнеру.

Эдмонд Уэллс «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том 5

БЕАТРИС ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ УБИТА

Чья-то рука поднимается из кустов, и все мы бежим туда. Скрючившись, там лежит девушка с плечом, обугленным от выстрела креста. Она стонет и прижимает руку к ране, дергается в последний раз, и ее глаза закатываются.

— Кто это? — спрашивает Рабле, в то время как кентавры подбегают с носилками и покрывалом.

— Беатрис Шаффану, — с грустью говорит Пру-дон. — Обратный отсчет: 109 — 1 = 108.

С неба возникает Афина, копье наперевес, сова вся взъерошена, сама богиня в гневе и ярости.

— Один из вас явно виновен в этой гнусности. Ваш курс особенно неконтролируемый. Эти преступления… И эти кражи… Были похищены вещи, принадлежащие главным богам. Пропали кухонные ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ принадлежности, инструменты из кузницы, шлемы, веревки.

Мы склоняем головы.

— Я вас уже предупреждала, богоубийца понесет примерное наказание. Так вот, я решила, он заменит Атланта и будет носить мир.

Носить мир? Но мы меньше его и не такие сильные. Она рыщет взглядом по толпе и внезапно останавливается на мне.

— У вас есть алиби, Пэнсон?

— Я… я танцевал с Афродитой.

Я ищу ее глазами, но ее здесь нет. Я приглашаю других учеников подтвердить это, они должны были видеть меня танцующим, но все отводят глаза. Не думают ли они, что я мог убить Беатрис?

— Хм… Ведь это вы руководите стаей дельфинов, не ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ правда ли? Стая, находящаяся после черепах Беатрис Шаффану. Это могло бы стать… мотивом.

— Это не я, — говорю я как можно увереннее. На ее лице под шлемом появляется усмешка.

— Мы это узнаем, господин бог дельфинов. Во всяком случае, если вы надеетесь выиграть с помощью убийства, боюсь, этого будет недостаточно.

Она смотрит на меня с жестокостью.

— Я видела вашу игру и догадываюсь, как вы будете продолжать. Думаю, вас быстро исключат. Легко понять бога-ученика по его манере посылать сны своим людям, вмешиваться тонкими намеками или сильными ударами. Вы, вы слишком…

Она ищет подходящее слово. Что еще она мне скажет? Слишком… добрый ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ? -…Слишком кинематографичный. Вы играете так, чтобы ваши люди понравились тем, кто будет смотреть фильм. Плевать на зрителей. Важны актеры. Они проживают фильм изнутри.

Она не ждет, чтобы я собрался с мыслями для ответа. Прыжком она вскакивает на Пегаса, крылатого коня, и исчезает в небе вместе с летящей за ней совой.

Кентавры велят нам расходиться по домам.

— Если мне придется нести мир, я не сделаю и ста шагов, -вздыхает Гюстав Эйфель на ходу. -Никогда не был тяжеловесом. Атлант гигант, мы просто карлики рядом с ним.



Эдмонда Уэллса больше интересует преступление, чем возможное наказание.

— Смущает то, что Беатрис Шаффану убили ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ, когда она вела в игре «Игрек».

— Если богоубийца нападает на победителей, я буду следующим, — ухмыляется Прудон.

— А потом моя очередь, — заключаю я.

— Боги держат нас в напряжении, а богоубийца лишь усиливает его, — заявляет Фредди.

— Ты думаешь, что он не существует, и что «они» его придумали, чтобы увеличить наш стресс?

— Но ведь мы сами видели останки жертв, — замечает Эйфель.

— Вы в основном видели, как кентавры уносят их под покрывалом, — возражает Мэрилин.

Прудон подходит ко мне и бросает:

— Мишель, береги свое племя, если оно встретится с моим, шансы на союз ничтожны.

— Не беспокойся, — говорит Рауль, обнимая меня узловатой рукой за ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ плечи. — Мои орлы тебя защитят. Давай, пошли с нами, мы идем охотиться на большую химеру.

Я замираю на месте.

— Нет.

— Что нет?

Я не могу признаться, что Афродита просила меня не доверять друзьям, не ходить с ними и присоединиться к другой группе, руководимой Надаром. Поэтому я бросаю:

— Сегодня я слишком устал. Нет, я не в состоянии пойти с вами.

— Тебе больше не интересно узнать, что там на вершине?

— Во всяком случае, не сегодня.

— Если мы доберемся туда без тебя, ты будешь кусать себе локти.

— Тем хуже для меня.

Я поднимаю глаза к вершине горы и не вижу никаких вспышек за постоянно окутывающими ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ ее облаками.


documentaolwbzd.html
documentaolwjjl.html
documentaolwqtt.html
documentaolwyeb.html
documentaolxfoj.html
Документ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ: ТРИ УНИЖЕНИЯ